Две недели новицкая ольга владимировна, новицкий вадим

Ольга Новицкая ВКонтактеНазвание книги: Две недели новицкая ольга владимировна, новицкий вадим
Страниц: 159
Год: 2015
Жанр: Фантастика

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

773 кб Добавлено: 03-янв-2018 в 12:01
epub

314 кб Добавлено: 03-янв-2018 в 12:01
pdf

2,8 Мб Добавлено: 03-янв-2018 в 12:01
rtf

625 кб Добавлено: 03-янв-2018 в 12:01
txt

396 кб Добавлено: 03-янв-2018 в 12:01
Скачать книгу



О книге «Две недели новицкая ольга владимировна, новицкий вадим»

Неслучайно писал Бунин, что Блок — это явление Рождества. Просят поговорить после Бажова о Шергине и Писахове. » Насчёт «Guy Domville» я ничего не могу вам сказать. » Действительно, плетение словес Генри Джеймса мне никогда не было симпатично и понятно. Ну, в частности Новелла Матвеева называла его лучшим, любимейшим из прозаиков конца XIX века. Из всего Генри Джеймса я люблю «The Turn of the Screw», понятное дело, «Поворот винта», потому что…

Писахова я знаю не так хорошо, хотя сборник «Не любо — не слушай…», конечно, читал, ну и «Ледяну колокольню». Да, есть ещё замечательная заявка одна, но очень интересная, поговорить о романе воспитания. не только потому, что я люблю готику, а потому, что там, что ли, обозначена очень существенная проблема. И в этом смысле андерсеновские довольно жестокие сказки тоже в этом же ключе, в этом же тренде.

А всё, что касается Шергина — тоже, если будут желающие, давайте, пожалуйста, я с удовольствием рассмотрю эти заявки. Может быть, если меня эта тема не перестанет волновать за час, может быть, мы поговорим о ней. Во-первых, он страшно написан, хорошо, поэтому все его экранизации были так удачны, особенно вот эта 1958 года, по-моему, чёрно-белая. Там поставлен вопрос о связи между детством и злодейством. Я против того вообще, чтобы идеализировать ребёнка. И гебоидность вот эта некоторая (детская жестокость, о которой мы говорили многажды), и вообще открытость детей дурным влиянием — это всё у Генри Джеймса очень недурно изображено. Амена́бара (всё-таки правильно), и прежде всего, конечно, «Другие».


Знаете, что мне кажется близким по эстетике Генри Джеймсу? В общем, «Поворот винта» — это хорошая вещь, а остальные проходили всегда мимо моего сознания.


«Вашингтонскую площадь» я, честно, пытался читать, потому что многие люди мне это хвалили.


Знаете, вот эти сумеречные, вечерние коридоры журфака в 1982–1983 годах, когда я, четырнадцатилетний, поступил в Школу юных журналистов, — мне это очень памятно.

Свободно читалась «Лолита», свободно читался Ходасевич, ходили по рукам три тома Мандельштама, американских (по-моему, Надежда Яковлевна Мирова нам их давала), то есть это было открыто.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • я не смогла ее читать, опять тут все супер пупер и начало как будто я пропустила одну книгу (может и правда пропустила? I think). В общем не пошло мне.

  • Хотелось бы прочитать окончание книги. Хорошо написана.

  • Фантстика тут скорее декорация, чем жанр. Это больше похоже на патриотическо-пропагандистскую литературу.

  • Страна не может быть чужой, если там остались родные могилы.
    Могилу моей бабушки в Донецкой области разбомбили киевские экстремисты, во время прицельного обстрела кладбища.
    Люди не должны забывать о том, что русские и украинцы -- не просто один на

Оставить отзыв